ОБОРОТЕНЬ             

- Николай Иванович! Можно я в понедельник на два часа задержусь? У меня сессия скоро – сказала молоденькая сотрудница коммерческого отдела.

- Конечно Леночка! Понимаем! Учиться, учиться и учиться – как говориться! – весело ответил Николай Иванович, дородный мужчина лет сорока пяти в элегантном сером костюме. Он только что рассказал своим сотрудникам свежий анекдот и хохот их то и дело проносился под сводами роскошного офиса. В глазах его светился ум, и прыгали озорные искорки.

- До свидания товарищи! Не забудьте: в понедельник презентация нового проекта, должны быть все, счастливого уикенда – продолжил он -  Зинаида Алексеевна! Вы наша лучшая вахтерша! Как сменитесь, тоже прошу на презентацию, кстати, как Ваша нога? На этой неделе Вы просто неотразимы.

- Вот человек! Просто золото! – говорила пожилая вахтерша охраннику – Умница, чуткий, заботливый. Все бы директора такие были, а уж как жене его повезло….

На улице морозный воздух пытался проникнуть под ослепительно белую рубашку Николая Ивановича, но он запахнул дорогую дубленку, сощурился на низкое зимнее солнце и небрежно махнул своему водителю:

- Езжай в гараж Володя. Я пешочком… Погода прелестная – и он неторопливо захрустел снежком по направлению к дому.  По пути зашел на рынок,  купил бутылку коньяка КВ, жене букет цветов, (давно не баловал благоверную) и дочке брелок для телефона.

Дома все было готово к его приходу, на столе дымился борщ, косточка с мясом лежала на тарелке рядом, дожаривались котлеты, и пахло пирогом с яблоками.

- До сих пор не могу понять, почему я женился на тебе: из-за ослепительной красоты, глубокой души или кулинарных способностей – сказал он, целуя жену в щеку – Дочурка! Привет! Тебе сюрприз.

- Пап! Дай триста, я завтра с девчонками…

- Конечно милая – перебил он ее – Возьми там в бумажнике.

С чувством выполненного долга, хозяин прошел на кухню, достал из шкафчика большую стопку, наполнил ее коньяком, и не торопясь, с чувством выпил.

- Ох!!! Будто боженька по жилочкам пробежал – он оживленно потер руки и сел поближе к борщу. Наташ! Иди со мной полрюмочки! …  Ну,  как хочешь – он налил себе еще и погрузил ложку в густой красный борщ с янтарными кругами и плавающими веточками укропа.

- Коньяк голову проясняет – сказал он коту, который сидел рядом на стуле, и ждал чего-то не, сводя глаз с косточки – это брат тебе не водка или пиво какое-нибудь.

Третья и четвертая рюмки основательно поменяли его настроение. За окном уже темнело, раздражающе гремели трамваи, капал кран, и каждая капля добавлялась к его раздражению. Веки его отяжелели, покраснели, губы отвисли.

- Ох устал я!!! - сказал он  коту – Да, тебе не понять, сидишь тут целыми днями. Дармоед! И бабы мои дармоедки!!! И вообще брысь отсюдова….  Расселся тут… - он замахнулся на кота и тарелка с горячим борщом легко перевернувшись упала ему на ноги. Опытный кот уже вовсю пробуксовывал когтями по линолеуму, заворачивая из кухни в коридор, прижав уши, а вслед ему неслось:

- Наташка! Зараза! Блин!!! На хрена такой горячий борщ наливать. Трам тара раммм!!!

Но жена была не менее опытной, чем кот, она уже лихорадочно говорила по телефону:

- Мама! У Коли опять началось, мы сейчас к тебе с Дашкой приедем.

Пришлось снять мокрые брюки и зашвырнуть их в угол.

- Куда блин! Девки вы куда мать …. –  он поставил рюмку на стол и внимательно посмотрел – Стоит рюмка! Хорошая рюмка! Ах да! Бабы вы куда?! Стоять! - он ударил кулаком по столу, но промахнулся и свалился на пол в  разбитую тарелку.

***

За окном светало, кто-то надсадно каркал, страшно ныло плечо, голова была пустая, но ее распирало изнутри, перед глазами расплывались сиреневые круги, шершавый язык раздирал небо. Кот долизывал с пола борщ, вторая тарелка из под косточки валялась на полу рядом с разбитой. Он встал с пола, подошел к столу, схватил бутылку. Коньяка  не было. Ни в холодильнике, ни в буфете никаких запасов спиртного.  Торопливо трясущимися руками Николай Иванович натянул старые тренировочные.

- Тьфу ты! Карман спереди… Что бы это могла значить??? Аааа! Задом наперед надел. Не беда! Я и пойду тогда задом наперед  -   сказал он коту и гаденько захихикал. Кот на всякий случай залез под буфет. Накинув старое пальтишко прямо на голую грудь, он всунул босые ноги в ботинки и наступая на задники пошлепал к выходу, схватив горсть бумажных денег с холодильника.

В магазине его появление вызвало легкую панику.

- Надюш! Смотри за этим опухшим с расцарапанным носом, в тренировочных – сказала одна продавщица другой – сейчас стырит чего-нибудь.

- Да он часто по субботам заходит, но лицо чего-то знакомое. Кого-то он мне напоминает.

Первый глоток джин-тоника вызвал в организме революцию: в голове сильно грохнуло, а потом быстро и часто застучало,  истерзанный желудок не желал иметь с этим напитком ничего общего. Борясь с тошнотой, бедняга долго дышал открытым ртом, потом потихонечку глотнул еще, прислушался к себе и допил всю банку. После этого уже, не спеша, сел на лавочку и открыл маленькую. Вечером в компании джентльменов одетых с такой же изысканной небрежностью, как и он сам Николай Иванович рассказывал тот же  свежий анекдот, что вчера в офисе, успех был потрясающий. Компания была настолько теплая, что пришлось два раза бегать домой за деньгами, тем более что подгребли две дамы неопределенного возраста в синяках. Заночевали все у Сергуни.

- Сергуня! Ты тоже свою выставил? – допытывался наш герой – Молодец! Блин! Так их блин! Давай! Наливай скорей, не томи. За дам присутствувувших …. Тфу! Присусвова….  Ай ладно! Но стоя! Все…. Чтоб…. У меня …  тут….

***

Утром в понедельник черная AUDI A-8  с бесшумно  работающим мотором, плавно припарковалось у подъезда. Николай Иванович величественно воссел на заднее сиденье.

- Как выходные босс? – задорно спросил водитель.

- Хорошо дорогой! С дочкой в океанариум, потом с женой в театр. Видишь, нос розами поцарапал, пока на сцену нес. Трогай Володенька.