Поездка в гости             

 

Они жили вместе седьмой медовый год, расставание даже днем, ненадолго было уже неприятным, непривычным и мучительным событием. Они вместе работали, отдыхали, и представить кого-либо из них в отдельности окружающим казалось странным.

 Но не бывает исключений без правил, вот и на этот раз Катькина встреча с одноклассницами внесла в размеренную жизнь их ноту диссонанса.

  - Я еду к Светке на девичник! - сказала Катька, и Виктор уже в седьмой раз за совместную жизнь, насупился и постарался скрыть разочарование - к Наташке меня отвезет Светка, но ты не расслабляйся,  пива не пить! Может заберешь меня от девчонок, а пока приберись в комнате.

Катьке нравилось командовать большим и сильным мужем. Она до сих пор не могла привыкнуть,  к его казалось бы, безропотному повиновению, но на самом деле они оба очень тонко чувствовали ту хрупкую грань за которой их игра может перейти во что-то, недоброе.

  Виктор демонстративно нахмурился и побрел за пылесосом, а супруга чмокнув его в щеку, проворно упорхнула.

 Пылесос жужжал недолго, потом заскрипели пружины дивана,  телевизор разразился потоком новостей, рекламой и обрывками фильмов, пульт неустанно искал чего-нибудь «достойного», но тщетно. Настала очередь газет, и время уже потекло незаметно, как вдруг в тишину комнаты ворвался телефонный звонок.

 -Витька! Приезжай! Тут такое, творится…!  и сразу  гудки….

Катка звонила с трубы и голос ее показался ему встревоженным.

Он набрал ее номер.

- Абонент не отвечает или находится вне зоны приема - равнодушно сообщил ему металлический голос. У Виктора перехватило дыхание. Он поднял глаза и встретился взглядом с Нюшкой, очень доброй мастино-наполетано, которую господь наградил очень строгим видом и добрым сердцем. Оба ничего не понимали.

Он снова прилег на подушку, но через секунду уже надевал кроссовки в прихожей.

- Нет! Ведь ничего плохого не случилось! Просто не могло!  - думал он, и уже мчался по лестнице вниз через пять, шесть ступенек.

 Несмотря на свои сорок пять он с удовольствием ощущал свои упругие ноги и ручищи его сохранили быстроту и легкость, все таки вся юность в боксе.

 Бежать вокруг забора автостоянки было уже некогда, Виктор легко перебросил через него свое тело и в два прыжка оказался возле машины.

 Взревел мотор, и сразу взвизгнули все четыре колеса, срывая джип с места. Шесть фар вихрем пронеслись по стоянке ослепили ошеломленного охранника  и уже толкали сноп света по вечерней улице.

 -Вернусь, извинюсь перед парнем и куплю ему бутылку «Туборга» - подумал Виктор и хлопнул себя по лбу  -  Документы забыл!

Но возвращаться было уже поздно.

 - Ничего плохого ведь не случилось -  успокаивал он себя, а машина набирала и набирала скорость.

Последние много лет он ездил, подчеркнуто медленно, по правилам и гордился этим.

 Даже говорил приятелям : «Я двадцать пять лет учился ездить не спеша!»,но сейчас правила были забыты. Стараясь не смотреть на спидометр, он ставил себе задачи:

1.  Добраться как можно быстрее.

2.  Осмотреться оценить ситуацию.

3.  Если нужно будет действовать - действовать.

Чтобы отвлечься от дурных мыслей он открыл окно и включил музыку.  Салон джипа, освещенный панелью приборов и призрачным светом пробегающих фонарей, наполнился волшебством рока. Дэвид Байрон настойчиво вещал про чудеса и удивительный мир, и звуки переполнив тесное помещение вылетали в окно силились догнать машину, оседали в пыльной траве газонов и затихали  в ней навсегда.  А мощная машина разрывала хромированной грудью тугие потоки воздуха, уверенно выполняя задачу номер один.

Под мостом на перекрестке слева неожиданно появился свет фар, водитель грузовика, не ожидал такой скорости от джипа и  перегородил дорогу, выезжая на перекресток.  Виктор резко ударил по тормозам, машину понесло боком,  дождавшись момента, когда она поравняется с поперечной дорогой, он резко повернул руль вправо и ударил в газ.   Рев мотора и визг покрышек слились в  единый шум,  машина вписалась в поворот, и почти не изменив скорости, помчалась в новом направлении.

  Грузовик застыл на перекрестке, а водитель его долго не мог понять: что произошло, и не померещилась ли ему «чертова колесница».

 Через пятнадцать минут городские дома закончились,  показался  пост ГАИ. Из будки торопливо бежал человек, на ходу размахивая светящимся жезлом, но Виктор только прибавил скорость,

-Некогда разбираться! - успел подумать он. И увидел в зеркало заднего вида, как сорвалась от КП машина и освещая окрестности синими и красными проблесками, с тревожной сиреной прочно пристроилась за ним по дороге.

- Мне только боевиков с погоней не хватало! - подумал Виктор и плавно повернул руль. Джип послушно перемахнул через канаву и вздымая столбы черной грязи, почти не снижая скорости помчался по полю в направлении леса. Вскоре разноцветные проблески и вой сирены скрылись за деревьями.   С треском ломая прошлогодний валежник и объезжая деревья машина мчалась к параллельной дороге, вот и насыпь. Насыпь оказалась неожиданно крутой надсадно завывая мотором автомобиль грозил перевернуться назад, скорость терять было нельзя и Виктор похлопывая машину по рулю говорил: «Потерпи родная! Еще капельку!!»

 Перевалив через бордюр, и хлопая себя по днищу комьями грязи, машина помчалась по новой дороге.

Скоро дом Наташки. Виктор несколько раз подвозил оттуда Катьку из гостей. Он остановил машину у предыдущего перекрестка, заглушил мотор, выключил фары и одним броском домчался до цели, перемахнул через забор и бесшумно пробрался вдоль окон.

 В одном окне дома горел неясный свет, было тихо.

Он распахнул входную дверь, скользнул в темноту и прижался спиной к стене.

Теперь можно было осмотреться и принять решение.

 Внезапно в коридоре открылась дверь осветив его и…….

 в проеме показалась Катька, она несла в руках два высоких стакана с желтой жидкостью с соломинками, что-то мурлыкала себе под нос и казалась безмятежной.

 Увидев Виктора, она остолбенела и изумленно спросила: «Витька! Ты… Так быстро?»

- Что здесь творится? - Хрипло спросил он.

-Ой! - радостно встрепенулась Катька - Тут такое творится! Наташка романсы под гитару поет! А меня девчонки за соком послали. Я хотела, чтобы ты послушал, тебе понравиться, ты же музыкантом был. Я тебе звонила, но у меня батарейка села.  Она радостно щебетала, а напряжение вечера разрядилось в Викторе неожиданной реакцией.

Он бурно захохотал, хватая себя за живот, приваливаясь к стенке. Он топал ногам ногами, хлюпал носом и не мог остановиться. На шум открылась вторая дверь и оттуда высунулись перепуганные моськи Катькиных подружек.

-Витька приехал, наверное анекдот вспомнил, - виновато сказала она.

 Внезапно прекратив смеяться Виктор спросил с напускной суровостью:

- Ты почему босиком? - Катька потерла ногой об ногу и еще более виновато пролепетала:

-Тапочек не хватило.

Но поняв, что он  шутит перехватила второй стакан в руку повлекла его  в комнату.

- Пошли Натаху слушать!

Виктор развалился на диване подгреб «свое счастье» себе под мышку, прижал покрепче, а в голове у него крутилось: «Хорошо, когда все хорошо» и еще: «Больше никуда не отпущу»

 Наташка пела фальшиво и на редкость противным голосом, гитара у нее не строила, но музыка эта показалась Виктору райским блаженством.

В ста метрах от дома луна освещала призрачным светом большую красивую машину с открытой водительской дверью с мерцающей шкалой магнитофона, а хозяева ее, прижавшись, друг к другу слушали Наташкины  песенки и думали друг о друге.