ТАК ДАЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ!     

                                                                                                  Эти доподлинные события настолько стары, что искать аналогии в нашем продвинутом времени, было бы попросту смешно.
"Так дальше нельзя!!!" - ревел Лев, грохая лапищей по вершине Огромной Скалы, так, что помощники его подпрыгивали у подножья, то ли от сотрясения почвы, то ли от страха.
- Бездарно провалили проект озеленения саванны! - продолжал бушевать Лев.
- Почему копытные пожрали весь посадочный материал? Буйвол, тебя касается! И зачем вы натыкали эти обгрызенные прутья повсюду? Раньше хоть трава росла, а теперь грязища непролазная.
  Помощники Льва не выделялись из остальной массы зверей ни умом, ни сноровкой, но каким-то образом они внушили ему миф о своей преданности и давно уже бессменно находились на своих постах.    Изредка Лев менял их местами, в случае явных проколов.
- Все, Буйвол! Отстраняю тебя от руководства новым проектом по строительству  Водопойного Канала.  Теперь будешь заниматься безопасностью. Новую стройку возглавит Тапир.
    Буйвол преданно смотрел снизу вверх, а сам думал: "Тебе легко там наверху орать с утра до вечера, попробовал бы сам поруководить этим сбродом".
- Итак! -продолжил Лев - Стартовая точка завтра на рассвете. Тапир организует кабанов на рытье канала, а бобров на строительные работы. Начинаем от Дальней речки. Запомнил, Тапир?  От Дальней речки. Транспортировкой отработанной земли займется Горилла. Возьмешь своих верблюдов и через четыре дня  доставишь их к  Дальней речке. Землю будете вывозить в пустыню. Только не колоти их по спинам, они итак у тебя все горбатые.      Второй сменой руководить будет Шерстокрыл.   Даман! Финансирование подготовлено? - ответственный за финансы Даман всегда сидел в стороне от остальных помощников. В лексиконе у него было всего два слова  - "ДА" и "НЕТ". Причем "ДА" он всегда говорил Льву, а "НЕТ" всем остальным. На этот раз Даман ограничился важным кивком.
     Ночь Лев провел беспокойно, постоянно просыпался и ловил себя на мысли, что даже во сне думает о бездарности своих соратников.

***

Над Дальней речкой забрезжил первый робкий солнечный лучик. Так в июне  солнце расправляет свои могучие огненные плечи: сначала один робкий лучик, за ним второй. Они еще нежно желтые, но вслед за ними уже спешат белые потоки света и тепла, которые ласкают землю и всех, кто на ней живет.
     Итак, первый же лучик осветил Льва, застывшего в ожидании начала Великой стройки Водопойного канала. В назначенный час стройка не начиналась. Так провел он час, потом нервно походил.  Никто из строителей не появился. Лев еще подождал, потом снова походил, а к вечеру в привычном состоянии крайней ярости направился к Огромной Скале.
    Под Скалой Буйвол и Тапир спорили о том,  кто из них главный и кто будет командовать строительством.
Не удосужив Буйвола даже взглядом,  Лев жестом пригласил за собой Тапира и поднялся наверх. Присутствующие на всякий случай отошли подальше.
    Разговор с Тапиром проходил негромко, снизу не было слышно знакомого рыка. Но Тапир все больше вытягивался в струнку, потом по стойке смирно, потом закатил глаза и пошел прямо к краю Огромной Скалы на негнущихся ногах.
   - Куда идешь?!! Стой!!! Сорвешься!!! - кричали ему снизу, но несчастный ничего не слышал и ничего не соображал. Еще шаг, и он уже летит с самой вершины, нелепо размахивая конечностями, скрывается за уступом и ……
Все застыли в ожидании глухого стука тела Тапира о землю, но вместо этого раздался обиженный рев многих глоток.
      Звери бросились бежать вокруг Скалы.  Там Тапир на тех же негнущихся ногах и с закрытыми глазами слезал со стада верблюдов, которые лежали под Скалой и жалобно ревели.
Это Горилла, как всегда, все перепутала и привела верблюдов не к Дальней речке, а к Огромной Скале, и не через четыре дня, а через день.
     Разгильдяйство Гориллы спасло жизнь незадачливому "строителю", а  с верблюдами теперь полная неразбериха одни теперь одногорбые, а те на которых упал Тапир двугорбые (Наукой этот факт не доказан, но она его и не опровергает).

Только через тринадцать  дней Великая стройка началась.

***

    Стороннего наблюдателя радовала бы суета, которая сопровождает любое грандиозное действо.
Взъерошенные спины кабанов продвигались от Глубокого озера, бодрое хрюканье разносилось по округе. Бобры хлопотливо валили и таскали лес, под пристальным наблюдением Тапира. На горизонте маячили верблюды.

       Но при ближайшем рассмотрении было видно: кабаны не копают канал, а роются в земле, выкапывая корешки, и хрюкают, чтобы заглушить свое довольное чавканье, при этом они все больше отдаляются друг от друга и от генеральной линии канала.
Бобры таскают лес не на стройку, а тащат его к своим личным хаткам и плотинам. Тапир при этом спит стоя с открытыми глазами. Понять это можно: подружка его принесла ему двоих очаровательных малышей, и все силы Тапира уходили теперь на заботу о потомстве.

- Работаешь, работаешь и никакой тебе благодарности - изредка просыпаясь, думал Тапир.
- Не ценят!!! Такого работника не ценят!!! Никакого желания трудиться на эту кошку-переростка. Вот если бы я был львом… - он пошире расставил ноги, чтобы не упасть
- Я бы…. Уж тогда бы я… Я… Я  уж…! Ээээх…!!! Бы я…. Бы… - и он снова погружался в сладкую дремоту.
     Буйвола вообще нигде не было видно, а верблюды  не начинали таскать землю. Под руководством, Гориллы они развозили бананы и апельсины по левым адресам.
    Финансирование было осуществлено Даманом с присущим ему блеском: все бумаги были оформлены безукоризненно, но денег никто так и не увидел.
Второй сменой руководил сам Шерстокрыл, и хотя смена вторая ни разу не покидала пещеру под Огромной Скалой, но по отчетам она далеко опережала первую.

***

Безобразие это было закрыто только через месяц.
Долго еще окрестности  сотрясало львиное рычание. Несколько раз перемещались помощники с места на место.
   Следующую задачу Лев ставил всем лично.
Все звери собраны были на Большой Поляне под Огромной Скалой и внимали своему повелителю.
- Слушайте и запоминайте! - гремел тот.
На Востоке начинается засуха. На Западе идут дожди. Мой приказ: Все звери, завтра на рассвете организованными стадами и стаями перебираются на Запад. Все слышали???
На рассвете на Запад. Завтра, на рассвете!!! Поняли? На Запад. На рассвете.
Для тех, кто не понял, повторяю: НА РАССВЕТЕ НА ЗАПАД.

Этим вечером прозрел Лев.
- Нет ВЛАСТИ!!! - сказал он себе, и спина похолодела у него от внезапного ужаса.
- Нет у меня власти!!! Видимость одна! Атрибутика!!! Я могу, конечно, приказать этим …. "исполнителям" все, что угодно, но результата не будет. Перепутают, разворуют, испортят. Наверное, нельзя правильно работу организовывать! НЕВОЗМОЖНО!
   Он устало шел по саванне и наткнулся на муравейник.
Там царило оживление:

Рабочие муравьи хлопотали, откупоривая часть многочисленных входов, чтобы проветрить внутри и отрегулировать температуру во всех многочисленных ходах, кладовых, хранилищах огромного и сложного сооружения с миллионами жителей.
Муравьи солдаты внимательно наблюдали за окрестностями, готовые в любой момент, не жалея жизни, броситься на любого врага, не обращая внимание на размеры его и силу.
Обогревали муравейник рабочие теплоносцы, они выбегали на самый верх купола, подставляли свои спинки навстречу солнечным лучам, а потом спешили внутрь, где отдавали тепло своему дому.
   А в разные стороны по окрестностям растекались колонны фуражиров. Все действия их четкие и слаженные.

Часть из них уверенно взбираются на окрестные деревья и кусты, рассыпаются по листьям и своими страшными челюстями бережно берут нежную тлю и переносят ее с одного листочка на другой - посочнее, посвежее, где тля пасется, нагуливая бока и давая вместо молока сладкую падь.
Сверху пастухам хорошо видно, как фуражиры - охотники вступили в бой с личинкой майского жука.   Одному муравью не справится с ней, но на помощь ему уже спешат собратья. Теперь группе фуражиров предстоит доставить богатую добычу домой.
Лев наступил лапой на муравьев. В ту же секунду перед ним появились солдаты, а на место помятых Львом фуражиров уже мчалась замена.
- Значит можно все-таки организовывать, - сказал Лев, стряхивая с лапы своей нападавших муравьев, глаза его медленно покидала безнадежность.
- А если можно то как? КАК?

- Сказать "как надо"  очень просто, сделать "как надо" гораздо сложнее, - раздался рядом чей-то гнусавый голос.
- Для начала запомни, что без сильных, умных и самостоятельных помощников  ты не сможешь сделать ничего. Слишком большие задачи перед тобой стоят.
     Лев дико оглянулся, вокруг никого не было, только двугорбый Верблюд бактриан стоял рядом и неторопливо жевал свою жвачку.
- Мерещится начинает - подумал Лев. - Голоса всякие….
- И еще запомни, - продолжил гнусавый голос, - что в Народе твоем, (как и в любом народе), скрыта колоссальная энергия, и если разбудить и правильно использовать ее, можно творить Великие Дела.
Лев еще раз обернулся и сел от изумления: говорил именно Верблюд. Даже если бы он полетал немного и приземлился рядом, то удивления вызвал гораздо меньше. Дело даже не в том, что Верблюд заговорил, все звери тогда понимали друг друга, важно  О ЧЕМ он говорил.
- Ты же там…. Это… Как его… Таскать там…. Это все  ммм…. С Гориллой,. - мямлил Лев, вконец растерявшись
- Могу и таскать,  - охотно согласился Верблюд,  - но ты  запомни: чтобы всех на Великие дела поднять, ты должен цель общую показать, такую, в которой каждый  свое сокровенное увидит.

Да! И начни с главного: ЧЕСТЬ и СОВЕСТЬ всему голова, рядом с соратниками твоими ни один порядочный зверь находиться не захочет. Сделай, чтобы ЧЕСТЬ и СОВЕСТЬ выше всего ценились, на них опереться можешь.
       Верблюд плавно пошел прочь.

- А почему ты раньше-то молчал? - вдогонку крикнул Лев.
- А ты меня и не спрашивал.
Верблюд остановился.
- Про нас ты все от Гориллы знаешь. Вот и обдумай информацию.
- А что? Может быть, все звери такие мудрые? - спросил Лев.
- Звери все разные. Но в твоей власти сделать всех немножечко умнее или наоборот. Да! Когда поднимешься к себе на скалу - не отчаивайся. Не опускай нос, оттого, что внизу увидишь. Раз ты начал интересоваться: "как" и "почему" - ты на верном пути.

Поднялся Лев на вершину Огромной Скалы, посмотрел вниз.

Внизу, в лучах заходящего солнца, на Восток, уныло двигалась бесформенная серая толпа,  в которой смешались и стаи и стада.
Звери шли молча, и теплый солнечный свет никак не отражался в их пустых безразличных глазах.

Вот ведь как бывает.