АЛЧНОСТЬ 2   ИЛИ   ПАДЕНИЕ СУСЛИКА     

Всю зиму солнце отдыхало, безразлично поглядывая на заснеженную землю. Но когда взглянуло оно на все свысока и по хозяйски - результат превзошел все ожидания:
Поздняя весна яростно бросилась в сражение. Орудуя потоками тепла, которыми щедро одарило ее солнце, она плавила черный снег, крушила лед, помогая сестре своей - воде, вырваться на свободу.
Теплый ветер хлопотливо пригнал упрямую черную тучу, и они оросили землю первым дождем. Всё живое почувствовало поддержку. Сонные мухи натыкались на деревья, падали в снег и снова упрямо стремились куда-то, выписывая причудливые зигзаги.
Муравьи старательно поправляли свое жилище. Упругий воздух разрывали радостные крики птиц.
Быстрая грязная струйка с остатков некогда еще роскошного сугроба без спросу проникла в жилище Суслика и уютно свернулась под теплым боком спящего хозяина.
Тот недовольно хрюкнул и отодвинулся. Но вслед за первой струйкой уже спешили вторая, третья, двигаться ему было уже некуда, и тогда рассерженный зверек вылез из норки и застыл …
Глаза его залило ослепительным светом. Неповторимый весенний запах ударил в нос, а ласковое тепло забралось ему под шерстку и шептало вместе с ветром прямо в ухо: "Скорей! На пригорок!"
Не в силах сопротивляться, Суслик помчался на ближайшую кочку, бережно прижимая к груди морковку.
Морковку эту он припас со времен осеннего изобилия. Всю долгую зиму хранил и берег ее, отгоняя предательские мысли: "Сгрызть!!! Сейчас же!!! Немедленно!!!".
Нет! ... Суслик знал, зачем так страдает.
В редкие моменты, когда просыпался он под завыванье вьюги и находил в себе силы отодвинуть заветный овощ подальше, ему виделся тот сладостный миг, когда под первыми теплыми лучами солнца, на пригорке, вонзятся его зубы в вожделенную морковь.
Итак, вот уже вершина. Сначала нужно прогреть один бок, потом другой. Теперь пора на завтрак! Он пошарил вокруг и… Сел как громом пораженный.
МОРКОВКИ НЕ БЫЛО!
Если Вы не суслик, то никогда не понять Вам той глубины отчаяния, в которую погрузился наш герой.
Сначала обшарил весь пригорок, потом под пригорком, потом далеко вокруг.
МОРКОВКИ НЕ БЫЛО!!
Суслик сел. Попытался взять себя в лапы - не получилось. И тут его осенило: "Конечно! Забыл дома!"
По дороге назад он уже видел, как она тускло поблескивает у самого входа. Нет! Чуть правее.
Суслик подбежал к норке, засунул мордочку, огляделся…
МОРКОВКИ НЕ БЫЛО!!!

Осознал себя он только под утро. Всю ночь бродил несчастный по лесу, звал морковку, плакал, заглядывал под корни деревьев, в дупла, пока не наткнулся на пиренейскую Выхухоль, которая давно уже с интересом наблюдала за передвижениями нашего героя.
Именно Выхухоли и выложил он все, что пережил. Она внимательно выслушала его, понимающе кивнула, и сказала скрипучим голосом: "Воруют!
Пока ты спал,  звери как с цепи сорвались. Не успеет, к примеру, белка гриб на сучок насадить, обернется! ..., а предыдущего гриба уже нет. Пока она назад разворачивается, и этого уже нет.
Прут прямо из под лап! ".
   Выхухоль тяжело вздохнула и поерзала. Суслик только сейчас заметил, что она не только сидела верхом на рыбине, но еще цепко держала ее всеми четырьмя лапами и беспокойно озиралась.
- И что? Все воруют? - спросил опешивший Суслик.
- Все,. - недолго подумав, ответила Выхухоль. - Слон вот только ни разу не попадался. Звери во мнениях разделились. Одни говорят: ворует, но хитрый. Другие верят: честный Слон.
Белки любопытные к нему бегали, спрашивали его: "А зачем быть честным, если в это все равно никто не верит?" Слон долго думал и ответил им, что честным надо быть для себя самого.
- А куда же начальство смотрит! Ну, Лев, например, - пропищал Суслик, от удивления даже про морковку свою забыл.
- Давай только Льва трогать не будем, - выхухоль поежилась. - Во первых, как ни крути, он фигура политическая, во вторых, сам знаешь, какая у него лапа тяжелая, а помощники у него воруют больше всех. У каждого по три - по четыре норы, и норы - не чета твоей. Так все доверху добром забиты.
Из всех безобразников Волка одного схватили: в норе у него и мясо, и кости нашли, зачем-то редиска, брюква, и сена два стога, ну не жрет же все это мерзавец, но все равно утащил.

В лесу хрустнула ветка и Выхухоль исчезла. Она не прыгнула в воду, не убежала, а просто не стало ни Выхухоли, ни рыбины, только по воде расходились неторопливые круги.
                                                              ***
Суслик шел по лесу, обдумывая услышанное. Вокруг шныряли звери и прочие животные вид у них действительно был подозрительный: очень шкодливые морды.
Размышляя о том, как переменчив мир, дошел до опушки леса, остановился у чьей-то норки и вдруг увидел, что в темном отверстиичужого жилища матово отсвечивает морковка.
У Суслика перехватило дыхание. Конечно, это была не его морковка, и нечего торчать перед чужой норой, но двинуться дальше он не мог.
Потом все было как во сне: лапы сами сделали шаг, потом другой, вытянулись… Схватили…!
- Не трогай! Не твое! - говорил ему чей-то голос.
Но было поздно. В два прыжка домчался Суслик до ближайших кустов и впился зубами в добычу.
Морковка оказалась совсем не вкусной и тяжело осела в желудке.
На душе было как-то неприятно. Воришка оглянулся: вроде, все как обычно, но не совсем. Он еще раз оглянулся… Тень!!!

Тень была непрозрачная. Сквозь нее не видно было ни кустов, ни травы. Рядом с ним, вместо тени находилось черное пятно, в нем угадывалась горбатая спина, очень длинная мерзкая морда и длиннющие лапы с какими-то крючками-хваталками на концах.
Крича от страха, помчался бедняга к реке, заглянул в зеркало воды и немного успокоился. На него смотрел Суслик, худой после зимы, но в обычном своем облике.

Надвигались сумерки, с реки потянуло сыростью.
По пути домой он очень спешил, пока не вышла луна и не обрисовала Тень его во всех страшных подробностях.
Добравшись до норки, усталый зверек свалился в нее и забылся тяжелым сном.

***
Пока он спал, всю ночь трудился туман. Туман спрятал речку с Выхухолью, лес, поле, любимый пригорок нашего героя, спрятал он и все переживания вчерашнего дня.
Когда Суслик проснулся, настроение у него было самое беззаботное.
туманВ лес он отправился в белесом сумраке, осторожно ступая, стараясь не упасть, и дошел до самой чащи. Там, под корнями поваленной сосны угадывалась чья-то берлога, а вокруг нее кишела возня. Разные зверушки заскакивали в берлогу и сразу выбирались из нее, волоча какую-нибудь добычу, воровато оглядываясь.
Суслик зачем-то тоже полез внутрь, отталкивая напиравших, схватил косточку, лежавшую при входе, и вылез наружу.
Чей-то голос, уже немного тише, опять говорил ему: "Зачем тебе косточка? Ты же не ешь мясо. И потом - она чужая. Брось ее!!!".
Но Суслик не послушался и на этот раз.
 

              Туман рис. Автора
***
Утреннее солнце вынудило туман вступить с ним в неравную схватку, теплые лучи его терзали и рвали в клочья нежное тело тумана, тот отступал, и как войско побежденного неприятеля, прятался по ложбинам, оврагам, дожидаясь момента, когда снова наберет силу и влажно покроет все окружающее густым белым мороком.
Одержав победу, солнце напомнило о перипетиях вчерашнего дня.
Страшная Тень Суслика вырисовалась еще страшнее:
Во первых, она оказалась гораздо больше, длинных лап с крючками-хваталками у нее стало так много, что сосчитать их не представлялось возможным, тем более, что они все время шевелились, как будто старались схватить кого-нибудь.
И самое жуткое - Тень начинала прилипать к лапкам Суслика, с громким чавканьем волочилась она по земле, цеплялась за кочки, ветви кустов и прочие препятствия.
Оглядевшись, он увидел, что у большинства зверей, принимавших участие в разбойном налете, с тенями явно творилось неладное. Тени были тоже непрозрачные и совсем не походили на своих хозяев. С кривыми и жуткими мордами, нелепыми лапами-крючками, горбатые.
Но звери не обращали на это никакого внимания.
В смятении, зверек пошел дальше, волоча свою Тень, и наткнулся на следующую сцену:
В центре поля под невысоким кустарником находилось гнездо, над ним метались две птицы, обезумевшие от ужаса и горя. Они отгоняли наглых зверей, которые лезли в гнездо, пытаясь стащить яйца.
Суслик ловко протиснулся и схватил одно из четырех яиц.
Оно было теплое, желтое с темными пятнышками, к нему прилипло белое легкое перышко. Под тонкой скорлупой кто-то шевелился.
Воришка зачем-то прислушался, но знакомый голос уже ничего не говорил ему.
Вдруг стало темно. Он поднял голову. Огромная Тень Суслика совсем отделилась от хозяина и надвигалась на него. Она уже заслонила полнеба. Многочисленные лапы с крючками размахивали во все стороны, из Тени вылезали щупальца с присосками и тоже старались ухватить беднягу.
Лапы у Суслика отнялись, голос пропал. Он покатился под горку, ломая кусты, уперся в огромную шершавую стену и бился, бился об нее, закрыв глаза, ожидая близкий конец.
Неожиданно что-то теплое и нежное, как ласка матери, легко подхватило его, подняло высоко и бережно опустило на шершавую жесткую поверхность.
Суслик открыл глаза и понял:: это Слон взял его хоботом и посадил к себе на спину.
Взглянув вниз, он с облегчением увидел, что Тени страшной нет нигде. Еще раз посмотрел вниз:: у Слона тень была светлая, прозрачная, она послушно помахивала ушами вслед за хозяином и медленно опускала хобот.

***
-Что это было? - спросил Суслик хриплым от всего пережитого голосом.
- Я наверное не знаю, - честно ответил Слон. - Могу только предполагать.
- Предполагай скорее!!! - взмолился страдалец.
- Понимаешь… У всего живого: и у растений, и у животных есть Душа.
Видимо, так внешне проявилась болезнь твоей Души. Ведь ты же брал чужое?
- Но я не чувствую себя больным, - ответил сконфуженный Суслик.
- Да, это очень странно. Если у нас болит голова или хвост - мы раззвоним об этом всем и каждому, но никогда не признается в болезни тот, у кого больна Душа.
- Но ведь все же тащили! - оправдывался воришка.
Слон неторопливо зашагал навстречу заходящему солнцу. Потоки красного света сокрыли все окружающее, оставив только разговор. Первый в жизни Суслика важный, серьезный разговор.

- Что же мне теперь делать? - опять взмолился он.
- В нашей жизни очень много дорог хороших и плохих. Нам дано пройти только одну. Чем раньше мы задумаемся что ждет нас в конце, что останется позади, и как пройдем мы наш  Путь,  тем больше сможем успеть.
Каждый поступок свой нужно оценивать с высоты нашего Пути. И не смотри на окружающих, у каждого своя дорога. Хорошо если рядом окажется верный Друг, Любовь.
Выбирай свой Путь и имей мужество держаться его.

Слон снял со своей спины Суслика, осторожно посадил его на траву и снова направился в сторону заката. Огромная тень его легко скользила по земле, послушно следуя за хозяином.
Суслик сидел и смотрел вслед удаляющемуся гиганту.

Ему предстояло еще многое обдумать и многое решить.