Начнем с банальности: жизнь - сложная штука.
В том смысле, что не всегда еще посидишь и не особо расслабишься.
Пример 1. У лис с давних пор бытует легенда, про страну толстых зайцев.
Зайцы там такие толстые и ленивые, что бегать за ними не надо. Такого зайца можно пешком догнать. А до чего вкусны там ушастые!... Но ни одна лисица не знает, где эта страна.
Пример 2. У зайцев существует своя волшебная страна, страна толстых лис, где убегать необязательно. Лисы там такие ленивые, что от них можно пешком уйти и при этом еще траву щипать.

Но мы-то знаем: ни те, ни другие особо не зажиреют, а держат друг друга в отличной спортивной форме.
Правда, есть возможность особенно не суетиться - надо стать большим и сильным, как бегемот, например.
Но, чтобы быть таким большим, надо очень много есть. Вот и едят такие бедолаги без отдыха, изредка прерываясь на крепкий сон.
Но жизнь еще, почему штука сложная: не всегда поймешь "зачем" и "почему". Например: птицы на юг летят. Любому понятно зачем. Во-первых: там тепло. Во-вторых: еды навалом, обклеваться можно. Поняли?!! А если поняли, скажите, почему они потом обратно тащатся? Мнения разные. Одни говорят: Родина. Другие говорят: цель. Третьи считают: куда стая туда и я. А большинство просто летят, ни о чем не говорят и ни о чем не думают.
Многие рыбы тоже через два океана плывут, чтобы икру метать.
    Теперь вопрос: зачем они все куда-то летят, плывут, бегут, ползут и прыгают. Родину каждый по-своему понимает. Для кого-то это гнездо на ветке. Для кого-то березки белые, поля бескрайние и озера синие, а для многих что-то теплое в сердце, то, что всегда с собой, но не всегда понятно.
    С целью такая же проблема: маленькие цели многие видят - догнать добычу, удрать от хищника. Большие цели увидеть трудно, а самые большие почти никому увидеть не дано.
Пора заканчивать вступление! Итак: жил был Дронт. Стоит ли вам говорить, что приключилось это давным-давно. Ну ладно…. Скажем!
Давным-давно на острове Маврикий жил Дронт (или до-до). Дронт бодро порхал с птичьей братией и ничем примечательным от других птиц не отличался. Разве размером он был крупнее, и клюв у него был поувесистей, чем у прочих пернатых.
Кстати: жил он не только на острове Маврикий, на лето с перелетными птицами Дронт улетал на Север, а с наступлением холодов возвращался обратно.
По пути он останавливался на дозаправку кокосовыми орехами, сначала на острове Мадагаскар, потом в Африке и на юге Европы.
Эта история началась с того, что после прибытия на Маврикий, Дронт поленился утром почистить перья. Проспал! На следующий день он не пошел с птицами на зарядку, потом отказался плескаться в воде и сразу поплелся завтракать. Соседи - птицы делали ему замечания, корили, а затем махнули на него крыльями и перестали обращать внимание. Еды у Дронта было много: финики, манго, любимые кокосовые орехи, которые он легко раскалывал одним ударом крепкого клюва. Бродил он, не спеша, ел и спал. Благодаря чему, через месяц растолстел ужасно. Благо хищники его не беспокоили. Все помнили жуткую историю, как на Мадагаскаре Дронт долбил свои орехи и так увлекся, что этим решила воспользоваться хитрая хищная Фосса (не путать с фоссой-фоссаной!). Эта  вот хитрая хищная подкралась к Дронту, выпустила свои кривые острые когти и приготовилась к прыжку, а тот сослепу принял ее голову за орех и ....
Фоссе повезло, голова ее оказалась крепче ореха, но до сих пор бродит она по Мадагаскару и не может вспомнить: кошка она или виверра.
    После этого Дронта "гонять" желающих не было. Он продолжал толстеть. Когда на Маврикии начался сезон дождей, пернатые засобирались на Родину, к скупому северному лету.  Дронт вместе со всеми замахал крыльями, но не смог даже подпрыгнуть. Приуныл он и загрустил. Птицы хорошие друзья, собрались они посудачить: как помочь товарищу? Сначала пожурили лентяя:
- Вот пингвин: летать не умеет, а плавает так, что почти всех рыб обгоняет, страус тоже не летает, но бегает быстрее многих. А ты Дронт, так разленился, что еле ходишь вразвалку.
Посовещались птицы и постановили:
- Чтобы взлететь - надо разогнаться.
Дронт покорно отошел к берегу, собрался с духом, и низко наклонив голову, начал разбег. Со страшным топотом, оставляя широкую просеку в кустарниках, ломая на пути молодые деревья, он пересек остров, и ни разу не взмахнув крыльями, с шумом врезался в тихую гладь океана. Пенный бурун удалялся от берега, показывая продвижение Дронта под водой, бурун затихал, превратился в легкое волнение, и океан успокоился. Оторопевшие птицы застыли на берегу раскрыв клювы, ожидая увидеть еще чего-нибудь, но ничего больше не происходило.
Тогда с берега сорвались бакланы и пеликаны на выручку несчастному. Неожиданно из воды показалось тело дронта, два дельфина рылами выталкивали "неудавшегося покорителя воздушного пространства".
Лапы его были судорожно сжаты, один мутный глаз полуоткрыт, мокрые свалявшиеся перья дополняли жуткую картину.
    После этого случая, Дронт пребывал в унынии две недели. Он даже ходить перестал.
Однако лететь на Север пора, и птицы уговорили его на вторую попытку.
- Ты только, когда разбежишься, маши крыльями и подпрыгивай, - делали они последние наставления.
Дронт снова отошел к берегу океана, низко присел и начал разбег…. Параллельно первой просеке появлялась вторая.
-Маши!! Маши!!! Прыгай!!! - кричали птицы.
На дороге "взлетающего" неожиданно возникла огромная тень баобаба.
-Сворачивай!!!! Дронт!!! Сворачивай!!!! Тормози-и-и-и-и-!!!!
Дронт наклонив голову, продолжал набирать скорость. Все закрыли глаза. Страшный хруст обозначил крах второй попытки взлета. Баобаб покачнулся, устоял, а огромный клюв Дронта по самые глаза вошел в мягкую пористую древесину. Он хотел крякнуть с досады, но вместо низкого густого кряканья раздалось жалкое мычание. После того, как беднягу вытащили из баобаба, он впал в еще большую тоску.
    Мы не будем утомлять читателя описанием третьей - последней попытки взлета с высокого дерева.
Огромная воронка до сих пор напоминает жителям острова об этом происшествии.
    Но предчувствие путешествия уже будоражило кровь пернатых. Собирались они в стаи, кружили над островом, чтобы запомнить надолго буйную тропическую растительность. Ослепительную синеву океана, и уныло сидящего Дронта.
В путь! На Родину!!
Птицы ложились на привычный курс, ориентируясь по невидимым магнитным линиям, которые мать-Земля протянула от одного полюса к другому.
Прошло полгода.
Когда все вернулись на Маврикий, Дронта уже не было. Может, он стал чьей-то сбывшейся мечтой (помните страну толстых зайцев).  Может, еще что-нибудь с ним приключилось. Знакомые ученые мне говорили, что дронтов уже сто лет никто не видел.
Вот ведь как бывает.
Наверное, жизнь - это и есть постоянное стремление к цели, пусть даже для нас непонятной.