История эта приключилась с одним Бородавочником так давно, что люди на Земле появились, только через несколько миллионов лет. Потом некоторые из людей стали учеными и это они назвали нашего героя бородавочником. Мало того, они отнесли его к отряду парнокопытных и к семейству свиней. Так что родственником ему стал наш кабан.
Но напоминаем: случится это через много лет, а пока Бородавочник, даже не знал как его зовут, он просто мирно ел траву, выкапывал вкусные корешки и жил с тремя своими подругами и поросятами на границе небольшого лесочка и огромной саванны.
О количестве поросят шли постоянные споры. Старшая подружка Бородавочника уверяла, что их семнадцать. Две другие доказывали, что восемнадцать, а наш герой всем твердил, что поросят ровно девятнадцать. А так как в лесу и саванне никто считать не умел, рассудить семейство было некому. Во всем остальном жили они мирно и дружно.
Как-то раз на рассвете, во время завтрака, внимание Бородавочника привлекло громкое чавканье. Рыло от травы он редко поднимал, давалось это ему с большим трудом, но на этот раз любопытство взяло свое. Он посмотрел вперед и увидел ноги. Ноги были желтые с черными пятнами и такие большие, что уходили куда-то наверх. С трудом, задрав рыло еще выше, он увидел туловище, на котором находилась длинная шея, а на ней где-то в небе громко чавкала голова с огромными глазами и небольшими рожками. Голова уплетала колючие листья акации на самой вершине.
"Вот ведь какие листья сочные, - подумал Бородавочник. - И пыли там нет, и насекомых немного. Ух, этот Жираф ножищи отрастил, и шея у него длиннющая. И ест! И ест! Да когда же он наестся?"
Так захотелось бородавочнику этих листьев. Подпрыгнул он вверх, но даже до самой нижней ветки не достал. Еще прыжок, ноги его разъехались, хлопнулся он прямо брюхом об землю.
А Жираф, прикрыв томные глаза пушистыми ресницами, неторопливо жевал и жевал листву.
-Все, не могу больше! Расстроился завистник. Аппетит у него пропал, Жирафа он уже ненавидел и побежал жаловаться своим подружкам.
Вы представляете? Ноги до неба! Шея еще выше!!! А листва... Сочная зеленая. Он одну акацию объел и к другой пошел.
Ни о чем, он ни говорить, ни думать больше не мог, даже траву есть перестал.
А однажды ночью пошел и вырыл перед акацией большую яму своими клыками. Жираф поутру завтракать отправился, в яму эту свалился, ногу подвернул и хромал потом три дня.
У Бородавочника от сердца отлегло, аппетит появился, и настроение улучшилось.
Только хотел он подкрепиться, как что-то шмякнулось ему на спину. Как не крутился бедняга, как голову повернуть не пытался, не смог разглядеть, что на него упало. Тогда он снова морду поднял и обомлел: по банановым пальмам Гиббон скачет. Руками за ветки хватается, хвостом себе помогает. С одной ветки на другую прыг! С пальмы на пальму прыг! А передние руки у него длинные цепкие, на одной повиснет, а другой бананы хватает. Прямо на ходу их чистит, ест, а шкурки вниз бросает.
У Бородавочника в глазах потемнело.
"Вот ведь хватает! Ну, куда ему столько бананов? Да когда же он лопнет!! - переживал завистник. Снова побежал своим жаловаться.
А ночью пальму подрыл. Гиббон прыгал, прыгал, потом упал вместе с пальмой и хвост сломал.
Тут все заметили: кому Бородавочник позавидует - с тем обязательно, что-нибудь плохое случается. Стали все от него сторониться. Большие прогнать его стараются, маленькие убежать подальше.

Однажды Бегемот в озере водоросли кушал. Глаза от удовольствия зажмурил, хлопает огромной пастью, блаженствует. А когда увидел, что на берегу Бородавочник стоит, и из исподлобья на него смотрит - сначала поперхнулся, потом подавился, закашлялся и начал тонуть заваливаясь на бок.
Всем озером беднягу в чувство приводили, по спине хлопали, на брюхе прыгали, потом из глотки пучок водорослей вытащили килограммов на тридцать. После этого Бегемот в себя пришел.
 

А Бородавочник стал бродить по окрестностям. Нос у него сухой горячий, щетина повылезла, глаза безумные не ест, не пьет ничего.
У подружек его уже другой бородавочник живет, веселый, резвый, с хорошим аппетитом, а наш болтается, как неприкаянный и все на других смотрит.
Последними, кто его видел, были - газели Томпсона. Они потом на водопое всем рассказывали, что шел Бородавочник через саванну к огромной скале, и бормотал себе под нос (простите! под рыло): "И чего это львы там чавкают и чавкают, хрустят и хрустят? Пойду, посмотрю, кого это они там лопают".
 

Вот ведь как бывает.
Потому что если ешь траву, так и ешь. И нечего на чужие бананы засматриваться, тем более что все равно не допрыгнуть!